г. Алматы, ул. Жаркентская, 8
Отдел продаж
+7 700 339 13 13
+7 727 354 13 13
Для жалоб и предложений
daniyar.seipoldin@vta-kz.com
Казахстану угрожает хронический дефицит воды. Эксперты нашли выход
Казахстану необходимо объединиться со странами Центральной Азии для решения проблем дефицита воды. Такую рекомендацию озвучили в ЕАБР, передает LS.

По словам зампредседателя ЕАБР Евгения Винокурова, в 2028 году в Афганистане запустят водоканал Кош-Теп, что может стать триггером водного кризиса в странах Центральной Азии, включая Казахстан, так как это снизит поступление воды в Амударью и увеличит нагрузку на Сырдарью. По оценкам эксперта, в маловодные годы это может сократить объем данного ресурса на 25%.

При этом, как отметил Винокуров, водоснабжение до 80% приходится на орошаемое земледелие. Однако данный сектор экономики характеризуется низкой эффективностью использования этого ресурса. В том числе возраст ирригационной инфраструктуры превышает 50 лет. Засолению подвержены свыше 50% орошаемых земель. В оросительных каналах теряется 40% ресурса.

По словам спикера, для того, чтобы не столкнуться с хроническим дефицитом воды в перспективе, государствам ЦА нужно уже сейчас заняться повышением эффективности использования воды с ежегодным увеличением показателя на 2,5%.

"Площадь поливных земель в Центральной Азии составляет 10,1 млн га, или около 2,9% от общего мирового объема. Орошаемые земли дают в стоимостном выражении почти 66% валовой продукции сельского хозяйства региона", – добавил Винокуров.

Он презентовал 10 практических шагов, которые позволят решить проблему нехватки данного ресурса.

Во-первых, по словам Винокурова, нужно создать международный водно-энергетический консорциум ЦА. При этом вопрос воды необходимо поднимать одновременно с проблемой электроэнергетики, так как с каждым годом эти два вопроса становятся все более тесно связанными за счет ВИЭ.

Во-вторых, нужно создавать консорциумы для реализации крупных инвестиционных проектов.

В-третьих, нужно создать региональный производственно-сервисный кластер, где будет производиться оборудование. По площади орошаемых земель Центральная Азия занимает пятое место в мире (в совокупности) после Китая, Индии, США и Пакистана и представляет собой емкий рынок ирригационного оборудования в $140-320 млн. Это 4-8% мирового рынка. Винокуров отметил, что регион тратит много госсредств на субсидирование импорта техники. В связи с этим выгоднее наладить собственное производство.

В-четвертых, актуально укрепление сотрудничество с Афганистаном, в том числе на платформе МФСА и других региональных организаций по вопросам трансграничных водных ресурсов.

В-пятых, нужно привлекать значительные инвестиции в системы орошения стран, в том числе в формате ГЧП.

В-шестых, важно организовать правильный учет воды в хозяйствах.

В-седьмых, нужно постепенно включать в тариф инвестотчисления, чтобы снизить финансовое давление.

В-восьмых, необходимо предпринимать меры по противодействию засоления орошаемых земель. Например, внутрихозяйственные земляные каналы могут быть переоборудованы в лотковые, а существующие могут быть заменены системой трубопроводов для подачи воды на поля. Это сократит фильтрационные потери в три-четыре раза.

В-девятых, нужно внедрять цифровые технологии для рационального распределения ресурса. За счет систем учета можно снизить потери на 12-15% в год.

В-десятых, рекомендуется использовать современные технологии полива, лазерной планировки земель, возделывания сельхозкультур. Это экономит ресурс на 20-30% в год.

Вместе с тем координатор региональных проектов Всемирного банка в Центральной Азии Дмитрий Петрин согласился с Винокуровым, однако отметил, что главной проблемой является несогласованность государств в данном вопросе.

"Страны верховья и низовья рек имеют противоречия. Они все согласны сотрудничать, но нет механизма. Нельзя собрать всех министров и президентов, чтобы обсудить проблемы. Может быть, это связано с тем, что по водной тематике слабая региональная организация", – предположил Петрин.

Он отметил, что данную тенденцию пора менять, так как Центральной Азии необходимо привлекать инвестиции в масштабные проекты и из разных источников. По словам спикера, в будущем ВБ будет ориентироваться на крупные проекты, причем в вопросе воды в связке с электроэнергетикой. При этом, по словам спикера, для масштабных идей будет недостаточно средств только одного института развития, поэтому нужно будет привлекать финансирование из разных источников с единой координацией. В таком случае, по мнению Петрина, проблемы будут решаться гораздо эффективнее, чем когда финансируются маленькие проекты одного населенного пункта.

Между тем, согласно докладу ЕАБР "Эффективная ирригация и водосбережение в Центральной Азии", в Казахстане из 2,2 млн га 30,6% находятся в неудовлетворительном состоянии и требуют капитальных ремонтно-восстановительных работ. На 1,3 млн га применяется поверхностный способ полива, дождевание – на 185,8 тыс. га, а капельное орошение – на 73 тыс. га. Лиманное орошение (использование талых или паводковых вод) применяется на 864 тыс. га. Из этих земель большую часть (84,2%) составляют сенокосы и пастбища (15,8%). Из-за неудовлетворительного технического состояния инженерных сооружений продуктивность такого полива низкая.

Из 184,5 млн га пастбищных ресурсов используется не более 80 млн га, или 43% пастбищ страны, то есть свыше 100 млн га пастбищных территорий не вовлечено в сельскохозяйственный оборот.

В ЕАБР обратили внимание на то, что водохозяйственная инфраструктура характеризуется высоким физическим износом, а состояние почти трети (685,6 тыс. га) учтенных орошаемых земель оценивается как неудовлетворительное. Из-за полной амортизации сооружений оросительных систем и снижения культуры земледелия у участков невысокая продуктивность.

Также на низком уровне находится организация водоучета. Точки выдела воды не оснащены надежными и достоверными средствами учета. Измерение ведется устаревшими методами. Из-за этого снижается достоверность данных.

В фининституте отмечают, что в Казахстане орошаемое земледелие оценивается как один из главных факторов интенсификации сельскохозяйственного производства, создания прочной кормовой базы животноводства и развития овощеводства.

В связи с этим до 2050 года необходимо восстановить неиспользуемые орошаемые участки и ввести новые земли в центральных и восточных областях для выращивания кормовых и овощных культур.

"Крупнотоварное производство кормов (сено из люцерны и других трав) на индустриальной основе может стать важной экспортной статьей Казахстана не только для рынка стран Центральной Азии, но и для других регионов. По нашей оценке, участие в формировании регионального экспортного рынка сена может быть признано перспективным направлением в развитии орошаемого земледелия центральных и восточных областей Казахстана и получить поддержку со стороны международных банков развития", – заметили в ЕАБР.

По подсчетам аналитиков банка, ввод в оборот выбывших орошаемых земель по умеренному сценарию потребует порядка $75-150 млн инвестиций в год. На период до 2030 года они составят $900 млн, или примерно $128 млн в год.

С учетом строительства новых оросительных систем и восстановления орошаемых земель общая их площадь должна достичь 1,9 млн га к 2030 году. На это до 2030 года потребуется $1,1 млрд, или порядка $163 млн в год.

Предполагается, что доля республиканского и местных бюджетов должна составить 55-60%, частного финансирования – 10-15% и внешнего – 25-35% в общем объеме инвестиций.

"При таком распределении ежегодный приток иностранных инвестиций в сектор ирригации оценивается в объеме до $41-57 млн, и на период до 2030 года они должны составить в совокупности $285-400 млн", – спрогнозировали в ЕАБР.



Источник: LSM.kz
КОНСУЛЬТАЦИЯ
TelegramWhatsAppMailPhone
Мы в соц.сетях
Меню
Контакты
Пн-Пт: 09.00-18.00
Сб-Вс: Выходной
КОНТАКТЫ
г. Алматы
ул. Хаджимукана 86
Адрес:
+7 727 354 13 13
+7 701 339 13 13
sales@vta-kz.com
Отдел продаж
г. Алматы, улица Жаркентская, 8
Адрес:
Приемная
Отдел продаж
График
Политика конфиденциальности
Использование cookie
2022 © VTA.kz